Печать

Светлана Сырнева об А.С.Пушкине и его героях

Автор: Светлана Сырнева.

 

Капитанская дочка

Не отрёкся от первой любви,

верен Родине был и присяге

и оставил записки свои

на старинной бумаге

Пётр Гринёв. Он как будто и жил

по чужой, не по собственной воле,

старомодно свой век отслужил

В допотопном камзоле.

 

 

Он от жизни не взял ничего,

в стороне от событий старея.

Побеждённый соперник его

оказался хитрее.

Этот знал, что пойдёт далеко,

перестригшись однажды «под скобку»:

кто свободен – ступает легко

на запасную тропку.

Ведь для умного ложь – не обман,

а быть может, и благо порою.

он пошёл из романа в роман

и – центральным героем.

Он с десяток имён износил

и в любые впадал превращенья,

но повсюду свободу гласил,

нёс плоды просвещенья.

Побывал он в добре и во зле,

от безверия к вере метался,

помешался – и умер в петле,

но воскрес и остался.

 И доживший до наших времён,

на своём и чужом пепелище

всё копается, роется он,

всюду истину ищет.

И за ней же – не ждут никого,

слишком долгая вышла отсрочка –

Пётр Гринёв и невеста его,

капитанская дочка.

 

 

Медный всадник

Пётр окно в Европу прорубил

и у моря памятником встал.

Но немало жизней погубил

         в брешь ворвавшийся девятый вал.

         И молчали грозные дома,

         и средь них водоворот кипел.

         Кто-то умер иль сошёл с ума,

         кто-то выжил и остался цел.

         Час настал – и схлынула волна,

         отыскав заветный водосток:

         не назад попятилась она –

         покатилась дальше на восток.

         Растерявшись, тонут Тверь и Клин,

         и Воронеж под воду идёт.

         О Россия, о страна равнин!

         Вся ты – пойма для холодных вод.

         Белые затоплены сады,

         поверх пашен плавает весло.

         «Всё живое вышло из воды»?

         Всё живое под воду ушло!

         Половодие народных бед

         новую отыскивает ширь.

         И Урала каменный хребет

        отступил, не уберёг Сибирь.

        Так с волною встретилась волна,

        вылившись в великий океан,

        и в пучину вод погружена

        самая великая из стран.

        Родина! Остался в глубине

        твой народ, приученный терпеть.

        Золото твоё лежит на дне,

        а не тонет только медь.

 

 

          Моцарт и Сальери

        Публика знать не могла,

        как ему жить тяжело.

        Гений не ведает зла:

        он провоцирует зло.

        Лёгок твой шаг по земле –

        значит, тебе повезло.

        Гений не помнит о зле.

        Гения высмотрит – зло.

        Будет ступать по пятам,

        будет в затылок дышать.

        Полно, да разве ты сам

        сможешь ему помешать?

        Чтоб уязвить без помех,

        справить своё торжество,

        зло поселяется в тех,

        кто тебе ближе всего.

        Ты ли об этом не знал,

        правду постигший и ложь?

        Что ж ты так смело бокал,

        поданный другом, берёшь!

         Гению выбора нет:

        пред неизбежным концом,

        в самый последний момент

        к злу обратишься лицом.

        Чья-то не дрогнет рука,

        не промахнётся стрела.

        Всё. Ты теперь на века

        освободился от зла.