Печать

Поэтические интерпретации шеспировских образов


АРТУР РЕМБО. «ОФЕЛИЯ»

Портрет Шекспира


1
По глади чёрных вод, где звёзды задремали,
Плывёт Офелия, как лилия бела,
Плывёт медлительно в прозрачном покрывале...
В охотничьи рога трубит лесная мгла.
Уже столетия, как белым привиденьем
Скользит Офелия над чёрной глубиной,
Уже столетия, как приглушённым пеньем
Её безумия наполнен мрак ночной.
Целует ветер в грудь её неторопливо,
Вода баюкает, раскрыв, как лепестки,
Одежды белые, и тихо плачут ивы,
Грустя, склоняются над нею тростники.
Кувшинки смятые вокруг неё вздыхают;
Порою на ольхе гнездо проснётся вдруг,
И крылья трепетом своим её встречают...
От звёзд таинственный на землю льётся звук.
2
Как снег прекрасная Офелия! О фея!
Ты умерла, дитя. Поток тебя умчал!
Затем, что ветра вздох, с норвежских гор повеяв,
Тебе про терпкую свободу нашептал;
Затем что занесло то ветра дуновенье
Какой-то странный гул в твой разум и мечты,
И сердце слушало ночной Природы пенье
Средь шорохов листвы и вздохов темноты;
Затем что голоса морей разбили властно
Грудь детскую твою, чей стон был слишком тих;
Затем, что кавалер, безумный и прекрасный,
Пришёл апрельским днём и сел у ног твоих.
Свобода! Взлёт! Любовь! Мечты безумны были!
И ты от их огня растаяла, как снег:
Виденья странные рассудок твой сгубили,
Вид Бесконечности взор погасил навек.
3
И говорит Поэт о звёздах, что мерцали,
Когда она цветы на берегу рвала
И как по глади вод в прозрачном покрывале
Плыла Офелия, как лилия бела.
(Перевод М.Кудинова.)

Александр БЛОК



Я — Гамлет. Холодеет кровь,
Когда плетёт коварство сети,
И в сердце — первая любовь
Жива — к единственной на свете.
Тебя, Офелию мою,
Увёл далёко жизни холод,
И гибну, принц, в родном краю,
Клинком отравленным заколот.

***
Офелия в цветах, в уборе
Из майских роз и нимф речных,
В кудрях, с безумием во взоре,
Внимала звукам дум своих.
Я видел: ива молодая
Томилась, в озеро клонясь,
А девушка, венки сплетая,
Всё пела, плача и смеясь.
Я видел принца над потоком,
В его глазах была печаль.
В оцепенении глубоком
Он наблюдал речную сталь.
А мимо тихо проплывало
Под ветками плакучих ив
Её девичье покрывало
В сплетеньи майских роз и нимф.

 Марина ЦВЕТАЕВА
ДИАЛОГ ГАМЛЕТА С СОВЕСТЬЮ

— На дне она, где ил
И водоросли... Спать в них
Ушла, — но сна и там нет!
— Но я её любил,
Как сорок тысяч братьев
Любить не могут!
— Гамлет!
На дне она, где ил:
Ил!.. И последний венчик
Всплыл на приречных брёвнах...
— Но я её любил,
Как сорок тысяч...
— Меньше
Все ж, чем один любовник.
На дне она, где ил.
— Но я её
(недоумённо)
— любил??

Офелия — Гамлету
Гамлетом — перетянутым натуго,
В нимбе разуверенья и знания,
Бледный — до последнего атома...
(Год тысяча который — издания?)
Наглостью и пустотой — не тронете!
(Отроческие чердачные залежи!)
Некоей тяжеловесной хроникой
Вы на этой груди — лежали уже!
Девственник! Жён ненавистник! Вздорную
Нежить предпочедший!.. Думали ль
Раз хотя бы о том — что сорвано
В маленьком цветнике безумия...
Розы?.. Но ведь это же — тссс! — Будущность!
Рвём — и новые растут. Предали ль
Розы хотя бы раз? — Убыли ль?
Выполнив (проблагоухав!) тонете...
— Не было! — Но встанем в памяти
В час, когда над ручьёвой хроникой
Гамлетом — перетянутым — встанете...

Офелия — в защиту королевы
Принц Гамлет! Довольно червивую залежь
Тревожить... На розы взгляни!
Подумай о той, что — единого дня лишь —
Считает последние дни.
Принц Гамлет! Довольно царицыны недра
Порочить... Не девственным — суд
Над страстью. Тяжеле виновная — Федра:
О ней и поныне поют.
И будут! — А Вы с Вашей примесью мела
И тлена... С костями злословь,
Принц Гамлет! Не Вашего разума дело
Судить воспалённую кровь.
Но если... Тогда берегитесь!.. Сквозь плиты —
Ввысь — в опочивальню — и всласть!
Своей королеве встаю на защиту —
Я, Ваша бессмертная страсть!

Борис ПАСТЕРНАК
ГАМЛЕТ

Гул затих. Я вышел на подмостки,
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далёком отголоске,
Что случится на моём веку.
На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Авва Отче,
Чашу эту мимо пронеси.
Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идёт другая драма,
И на этот раз меня уволь.
Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.

Юнна МОРИЦ

***
Офелия плывёт
в дремучих травах сизых,
и ангелы на ней
стрекозами дрожат,
и зеркальца над ней
серебряные держат,
чтоб видела она,
как милосердна жизнь,
как всё-таки нежна,
и внемлет нашим просьбам,
и не бросает нас,
когда бросают все,
и терпеливо ждёт,
останемся ли живы,
и справедлива к нам,
оставшимся в живых.
А память — воздух, свет,
эфир воспламенённый,
вселенский шелкопряд,
соткавший сам себя.
А камень бирюза —
лишь кости, голубые,
всего лишь косточки
умерших от любви.
***
Ты, Гамлет, спишь!.. ТЫ , мальчик, видишь сон,
Где в отчем доме бродит призрак отчий,
Блудница мать, вернувшись с похорон,
Убийцу нежит с наступленьем ночи,
Друзья шпионят, и спешит корабль —
Твой гроб летит под парусом холщовым.
Протри глаза! Тебе давно пора
Вернуться к будням, более суровым,
Чем шествие змеящихся в мозгу
Подспудных жизней! Просыпайся, Гамлет,
Ты стар, и рот твой шамкает И мямлит.
Офелия дрожит на берегу
И ждёт тебя, тростинкой притворяясь,
И песни полоумные поёт,
Так жутко, жалобно и грозно повторяясь,
Тростинка подлая — она одна, не врёт!

Возможные вопросы для анализа данных произведений:
1. Какими предстают перед нами Гамлет и Офелия в этих стихах?
2. Точно ли автор следует шекспировским образам?
3. Какое своё прочтение вносит в эти образы каждый автор?
4. Есть ли у него основания для такого прочтения?
5. Нравится ли вам такое толкование героев? Почему?