Ваши вопросы - наши ответы

Форма добавления вопроса
COM_SMFAQ_FORM_CAPTCHAОбновить
В свете теплых звезд « Рукописи не горят…». Это правда. К чему я об этом? … В последнее время в душе какое-то странное ощущение от своего многолетнего учительского труда. Ранее несомненное - « главный труд на земле!» - как-то туманно покачивается, расплывается в мареве штампованных трескучих фраз, одышливой одухотворенности, многословного реформаторства. Как будто точка невозврата достигнута мною. Или всем образованием России? Всё менее понятно становится, чего же все-таки хочет от меня моя любимая Россия… Учить или не учить всех сельских детей, даже тех, кому родители не в состоянии помочь? Потому что без их помощи многие не освоят современные программы ни при формировании устаревших «знаний, умений, навыков», ни при определении реформаторских «универсальных учебных действий» …. Так что со мной? Усталость? Нет - «неустанно любящее сердце»! Трудности новых программ, ФГОСов? Еще чего! – мы их столько на своем веку видели и преодолевали, что давно уже ничего не боимся. Зарплаты? Да нет, было и хуже. Отношение родителей? Да, сложновато…. Но не безысходно. В сущности, высокие требования мам и пап вполне понятны, они любят своих детей, и даже если слегка перегибают палку – так это вгорячах, быстро отходят. Их уважения мне достаточно, и я им благодарна за понимание моих трудностей. Так что же? Может, отношение властей? Вроде бы тоже всё нормально… Только недавно вот порадовали нас Милютинские чиновники настоящим праздником для учителей : красивым, с любовью, с хорошим вкусом продуманным и тщательно подготовленным, когда тепло и свет добра почувствовал каждый, когда слова были искренними, улыбки теплыми, старость не забыта…. И всё же радости от работы всё меньше и меньше…. Думаю, мои чувства понятны многим читающим коллегам. Но я не люблю, когда в душе царит кутерьма, и, чтобы привести себя в равновесие, занялась наведением порядка в учительском хозяйстве. А это – Сизифов труд… Благо, есть теперь электронные носители. Но их тоже надо чистить от «бумажного хлама». Открываю один. И первое, на что натыкаюсь, находясь в своих разрозненных чувствах, - на эпизод письма хорошему и дорогому человеку, с которым говорю обо всем, что волнует. А волнует, как всегда, многое! И читаю я собственные строчки, которые, словно родниковой водичкой, тихо смывают мое упадочническое настроение… «…Я с любовью учу каждого ребенка и жалею стариков. А старики уходят. Уже не встречаю моих любимых бабушек в беленьких платочках…. Их белоснежные платочки имеют для меня огромный смысл. Это символ душевной чистоты, целомудрия, порядочности. Верности. Символ всех лучших черт женщины. Никогда не забуду одну встречу. … Начало 90-х. Разгул «демократии». Ростовский автовокзал. Грязища - неподобная. Мат - непотребный. Вонь - одуряющая. Толпы странных людей: злых, измученных женщин, «поддатых» мужчин, орущих детей. Фантасмагория… Я и мой трехлетний сыночек ждем автобуса. Смотрю на всё – и черно тоскую, и чувствую такое одиночество в этом совсем чужом, а в 70-е - любимом осеннем Ростове: чистеньком, нешумном, с листьями каштанов, университетской библиотекой, выставочными залами, вкусными студенческими кафешками… Домой хочется - ну хотя бы выехать из города в степь! Чтоб дохнул полынный ветерок и запахло лебедой…. Но автобус опять задерживают… И тут мой взгляд наталкивается на что-то очень родное. Сидит в этой кутерьме на лавочке бабушка. И так она ровненько сидит, и так она спокойна, и такое у нее доброе лицо, и так она светло улыбается всей этой чертовщине, что и лавочка под нею кажется особенно чистой. И воздух вокруг нее – как аура, сияющий и прозрачный, будто в степи…. И люди рядом с ней успокаиваются, дети перестают капризничать…. На ней длинная серенькая юбка, кофточка с рукавами, сшитые вручную. И на голове – сияющий голубизной белоснежный платочек. И чем эти бабушки добивались такой чистоты своих платочков…. Понятно, почему всё вокруг становится чище Смотрю я на нее и плачу в душе от радости, что они ещё есть, бабушки в беленьких платочках! А она, бабулечка, так спокойно, так просто, с таким достоинством раскладывает на коленях чистенький носовой платок, разглаживает его неторопливо, достает узелочек…. Развязывает его. И никогда не забуду, как славно вынула она из него яичко, как ловко да аккуратно чистила его своими морщинистыми темными ручками, как сыпала на него соль, как опрятно откусывала хлебушек…. С каким аппетитом и как не жадно она ела беззубым своим ротиком, платочком вытирая уголки губ…. Как аккуратно достала простую бутылку с газетной пробкой, попила, так же аккуратно закрыла, поставила в кирзовую сумку (помню эти сумки с детства!). И последнее, что сделала – потрясающее для «поколения пепси»: яичную скорлупу в бумажку завернула и в сумку спрятала. Не бросила ее на землю. Из уважения к земле! А хлебные крошки бережно положила в рот… И все это - со светом в лице! «Умиротворенно» - самое трудное для человека жить так. Это была сама природа, полное единение с ней. Такое простое, спокойное и естественное утоление основной потребности человека, а не современное ТВ - ублажение ненасытной утробы…. Почему так прекрасна была эта картина? Вековая культура народа … и не еды, а трапезы была в ней! Почему навсегда запомнила я эту старушку, царствие ей небесное, если умерла? Потому что среди вавилонского разврата было в ней то, что теперь, без них, бабушек в беленьких платочках, мы утрачиваем: человеческое достоинство, отсутствие попыток изобразить из себя нечто, чем не являюсь, стыдливость, скромность, смирение перед судьбой . И главное – любовь. Вот чего нет у нас всех, и у меня в том числе – любви ко всем людям, ко всем! А бабушка в беленьком платочке не знала - не ведала, что такое «любить себя, любимого», … и даже не предполагала, что это вообще возможно! Она любила всех этих противных мне «вокзальных» людей, не размышляя ни о каких «нравственных тонкостях». Недаром такие бабушки, обращаясь к незнакомым, называли каждого « жалочка». Сколько раз в станице старики называли так и меня. И как же хорошо становилось на сердце, с каким удовольствием я говорила с ними! Даже если в этот момент черным - черна была душа, я улыбалась, согретая теплом, исходящим от каждого слова и взгляда этих дедушек и бабушек. Они не метались в поисках названия для человека: господин? Сударь? Мадам? Гражданин? Они говорили так, как чувствовали: жалея каждого. «Жалочка»… Им было бы стыдно, узнай они о нашем бесстыдном эгоизме… Впрочем, истина написана давно: « Конец света наступит, если женщина утратит стыдливость». Наступает, пожалуй…». Когда я читала случайно сохранившийся эпизод собственного письма, почему-то передо мной возникла картина недавнего прошлого, казалось бы, никоим образом не связанная с прочитанным. … Теплый и свежий цветущий июнь. В старом здании Милютинского интерната мы проверяем «медальные» работы. Передо мной милые женские лица, которые оставили в моей жизни удивительный чистый и теплый свет . Учителя русского языка нашего района Агуреева Нина Михайловна, Адасюк Нина Михайловна, Бурейко Валентина Ивановна, Волобуева Светлана Ивановна, Жук Любовь Романовна, Икрянникова Нина Захаровна, Калинина Антонина Ивановна Лебединская Антонина Максимовна, Левонюк Валентина Семеновна, Рыбалкина Зоя Андреевна, Ясиновская Тамара Алексеевна, Яценко Надежда Ивановна… Каждое из этих имен – настоящая эпоха родного села, хутора, всего района. Каждое из этих имен - знак. Это наша общая и индивидуальная История. Наша Молодость… Счастье! Это Судьба сотен людей. Все, кто знал их, подтвердят мои слова. Эти люди - настоящие звезды. Эти люди - великолепная плеяда ясных и ярких горячих звездочек народного образования Милютинского района! Эти люди – настоящая элита нации. Которые, кстати, никогда себя так не называли, в отличие от трескучих воплей о собственной « элитности» современных владельцев «заводов, газет, пароходов». …. Учителя русского языка. Не было, нет, и не будет в образовании работы, тяжелее их труда. Простите меня, остальные коллеги, но дорогие мне учителя–словесники – это настоящие милые пчелки, работающие настойчиво, усердно, неустанно, беззаветно и кропотливо. Именно они были основой всего народного образования, они были его гордостью, опорой, его будущим! Поверьте: так и было. … Папа научил меня уважению к людям села, умению работать и брать на себя ответственность. Мама – терпению, стремлению понять каждого и желанию помочь ему, искреннему интересу к проблемам молодежи. Семья одарила любовью к книге. Ростовский государственный университет дал хорошее классическое образования. А глубоко почитаемые мною учителя русского языка 70 - 80 годов, которых я с гордостью имею честь называть коллегами, помогали мне стать учителем, которым мечталось: таким, как они. Звездное племя советских учителей нашего района стало для меня образцом истинной учительской интеллигенции и внутренне, и внешне. Никогда не забуду, с каким удовольствием я рассматривала их прически и наряды, привлекавшие внимание простотой и строгой продуманностью каждого элемента. До сих пор для меня образцом женской прически является сочетание народных казачьих идеалов с современными линиями укладки волос Нины Михайловны Адасюк. До сих пор я учусь одеваться так, чтобы потом, лет через 40, кто-то сказал бы обо мне так же уважительно и мечтательно, как один взрослый, красивый, богатый бывший ученик Нины Михайловны Агуреевой: « Никогда не забуду, какая она была строгая и чистенькая в своей белой-белой кофточке…». Разве забудешь женственность и элегантность нарядов Антонины Максимовны Лебединской, скромность и строгость Светланы Ивановны Волобуевой, изящество Нины Захаровны Икрянниковой, достоинство и красоту Валентины Семеновны Левонюк и Антонины Ивановны Калининой, женственную стать Надежды Ивановны Яценко….. Далеко бедненьким синюшным «моделям», одетым по цене металлургического завода, до истинной женственности и степной красоты милых моих сельских учительниц с их зарплатой в сто рублей! Небольшой зарплатой - но такой же, как и у всех учителей Союза! Без всякого « стимулирующего фонда», вносящего в коллективы, как это ни грустно, только зависть и вражду…. И работали эти женщины, когда проверяли медальные, конкурсные, олимпийские работы неделями, бесплатно, с 9 до 21. Конечно, это плохо. Но вряд ли лучше сегодняшняя награда в сто рублей из «стимулирующего» фонда за два года бесплатных еженедельных консультаций по вопросам ЕГЭ и качество сдачи этого самого ЕГЭ выше областного… Эти учителя были действительно равны. Но далеко не одинаковы! Каждая из них – личность, говорить о своеобразии которой я могу много и долго. И не было среди них угодничества и лести ради будущих премий и финансовых стимулов. Были споры и ссоры, но ради дела. И не таили они зла, обиды ни друг на друга, ни на начальство. Прямо выговаривали руководству свои претензии, даже не предполагая какой-нибудь мести. И уже на следующий день оживленно обсуждали с вчерашним противником очередную проделку какого-нибудь общешкольного «чуда». И никто не думал бежать с жалобой ни в райком, ни в прокуратуру. Внутренние дела решал разве только месткомом. И лучшим был не тот учитель, у кого больше времени, чтобы «нарыть» в Интернете какой-нибудь «прием активизации познавательной деятельности» и выдать за собственный, якобы продемонстрировав модные « креативность» и « творческий потенциал»…. Лучшим был тот, кто просто целиком отдавал себя детям. Лучшим был тот, кто обладал высочайшим уровнем нравственности! А это для деревни главное. У нас не скроешь ущербинки ни в зубах, ни в душе…. Лучшим был тот, кто смог научить ребенка так, что потом, через десятки лет, позвонил как-то мне один из них, в звании полковника, запальчиво спросил об орфографии какого-то слова, и, ответив, я услышала в трубку, как он кричал кому-то из коллег: « Ну что?! Спорили они со мной! Да я у Тамары Алексеевны Ясиновской учился!» Лучшим был тот, к кому за советом шло все село, и получало и совет, и поддержку, и, если надо, – защиту. Лучшим был лучший для детей и людей, бескорыстный труженик и истинный интеллигент. Такими и были мои милые учителя русского языка и литературы, теплые звездочки Милютинского района конца прошлого века… В людях, о которых я говорю, было одно качество, которое вызывает серьёзную озабоченность в современном мире. Не имея компьютерных технологий, все они были высокообразованными людьми! Мне кажется, лучшее, что оставалось в России от социализма – именно образованность его учителей. Наш район может гордиться: в то время Милютинские учителя были в первой пятерке по этому показателю. Никогда не забуду, как, совсем юной, была я первый раз в жизни на совещании в Ростове, в «институте усовершенствования учителей» ( так смешно тогда назывался ИПК) . Только представьте мое состояние… Вокруг меня собрались «львы и львицы» из всех школ области! Передо мной выступала наш ростовский «маршал Жуков» от образования по своему влиянию, жёсткой воле, силе интеллекта и уважению к ней всех русистов области - сама В.Я. Рыбникова! В общем, для меня это было покруче, нежели я сейчас бы очутилась на заседании ООН… И вот сижу я тихохонько, чтоб никто меня, упаси Бог, и не заметил, среди грозного, практически сталинского, разноса Валентиной Яковлевной всех наших «львов», и летят от них клочья потрепанной шерсти…. И слышу я вдруг грозное: « Кто из Милютки?!». Пришел мой черед…. Встаю. Через всю свою жизнь я пронесла воспоминания о том, каким теплым взглядом посмотрела наша грозная Рыбникова на перепуганную девчонку, как ласково зазвенел ее голос, когда она начала рассказывать о своем посещении нашего района. Она говорила об учителях русского языка Селивановской средней школы Лебединской А.М. и Волобуевой С.И. Говорила с огромным уважением, я бы сказала даже, с «преклонением». Она рассказывала нам о них как образце высокого интеллекта и прекрасной русской речи, истинно народной культуры и красоты, доброжелательности и коммуникабельности, ответственности и любви к Слову и Делу. И завершила Валентина Яковлевна словами, которые были тогда для каждого учителя дороже всех современных денежных стимулов. Она сказала, что впервые за долгие годы в далекой-далекой станице, названия которой она и не слышала раньше, встретила, наконец, идеал истинной, чеховской, российской интеллигентности… Через несколько лет я убедилась в ее абсолютной и поной правоте. Сельские учителя научили меня основам понятия УЧИТЕЛЬ. Помню, как улыбнулась Нина Михайловна Агуреева в ответ на мое отчаяние по поводу 15 ошибок в диктанте пятиклассника, как сказала мне путеводную на всю жизнь фразу: « Выпишется!». И действительно: выписывались! При условии спокойной, планомерной, ежедневной работы по классической методике: « объяснил, закрепил, спросил, поработал над ошибками», без обречения на заклание в виде постоянных двоек и второгодничества. Она дала мне рецепт, простой, как все гениальное. Всего-навсего: работай с каждым, терпи каждого, жалей каждого. Помню, как, наполненная до краев университетскими знаниями, я безжалостно «рубила» при проверке « медальных» работ их авторов-медалистов. И помню Тамару Алексеевну Ясиновскую, Валентину Ивановну Левонюк, Нину Михайловну Адасюк, которые, чтобы спасти от меня очередного выпускника, переворачивали кучу справочников, учебников, учёных трудов - и доказывали, что избранное претендентом на медаль написание возможно! И я поняла, что не «грузить» бедного ученика своим багажом знаний я должна, а помогать ему в его поиске собственных путей нахождения, добычи этих знаний. Не было тогда современных «УУД», но мои звездочки работали именно так: показывали путь для самопознания, самореализации, самоустановки, самокоррекции. Не было и этих терминов – но работали герои моей статьи, оказывается, хотя и без компьютеров, но по новейшим технологиям. А уж что ориентировано было наше образование на личность – это безусловно. Вот только личность формировали не эгоцентричную, а всестороннюю… Помню, как со своим всегдашним комсомольским энтузиазмом и воодушевлением взялась я 35 лет назад руководить районным методическим объединением учителей–словесников. И первое, что сделала - предложила уменьшить количество часов на изучение литературы народов СССР. Мол, хватит и простого обзора этой темы, потому что великая русская литература - образец и кладезь всех тем и идей человечества! И никогда не забуду головомойку, устроенную мне моими дорогими звездами… Они сказали мне мало, но веско. И только в последние десятилетия, когда так обострились межэтнические отношения, я до конца поняла мудрость их слов. Только сейчас я осознала, что главное, что мы потеряли за двадцать лет Новой России – это даже не металлургия, не станкостроение, не самолетостроение. Это даже не коллективные хозяйства. Это - мудрость такого строительства межнациональных отношений, когда сотни народов и народностей СССР, исключая, разве, Прибалтику, действительно были братьями. Сейчас, когда выросло целое поколение людей, ориентированных на «себя, любимого», когда махрово цветет в мире индивидуализм, национализм, шовинизм и, как результат, - терроризм, сейчас я хорошо понимаю, почему вдруг и разом исчезли 20 лет назад со страниц учебников литературы имена «Межелайтис», «Думбадзе», «Мусатов». «Гончар», «Низами», « Фирдоуоси», «Айтматов», «Руставели», «Навои», « Иоселиани». Даже Василя Быкова – не сразу, медленно, тихонечко – но не стало! Потому что очень просто оказалось уничтожить промышленность и сельское хозяйство. А погубить дружбу и братство народов, ее населяющих, оказалось сложновато. Упирался народец… Да, это вам не подводные лодки, космические корабли да теплоходы на металл резать! Здесь посложнее, здесь «деликатность» требуется: дьявольские хитрость и осторожность, геббельсовская лживость понадобились, чтобы ввергнуть страну в пучину межнациональной вражды. И явственно звучит сейчас в моей голове сказанное мне тогда старшими учителями: не разруха, не голод, не вражеские нашествия победят Россию. Единственное, что способно уничтожить нашу Родину - это межнациональная вражда. Хорошо, что власти сейчас заговорили о главной составляющей существования моей Родины - о братстве ее народов и всех народов мира. Только вот почему они сменили термин « интернационализм» на модную трескучую «толерантность» - я тоже не знаю. Только очень настораживает меня это слово…. Меня учили, если я хочу быть гражданином, а не «быдлом», вникать в смысл каждого нового термина, предложенного наукой, экономикой или политикой! Вот я и «вникла» с помощью словаря иностранных слов. (Кстати, что-то давно уже он, а не словарь Даля, стал моей настольной книгой. И это тревожно). Сравните, и вы всё поймете : «Толерантность – от «терпение»; терпимость, снисходительность». Вы понимаете: снисходительность! Этак, знаете ли, свысока, терпя (как неразумного ребенка, что ли?), мы должны относиться к другим нациям! А если взять медицинское значение этого слова – тут вовсе задумаешься: «Способность к выработке антител в ответ на антигенное раздражение». Это ж кто кого раздражает и кто, против кого и что должен вырабатывать, господа ученые, предложившие мне воспитывать детей в «духе толерантности»?! Или господа сменили термин, будто сбросив старую обувь? Меня учили интернационализму. И я учила тому же. И мои дорогие Звезды, наша нравственная элита, устроили мне крепкую взбучку именно за самонадеянное юное пренебрежение принципами интернационализма. А интернационализм предполагает не терпение и снисходительность, которые у существа, недостаточно развитого умственно и нравственно, свободно могут перерасти в раздражение и злость! Интернационализм – это « международная солидарность различных рас и наций на основе взаимопонимания, взаимного доверия, взаимопроникновения культурных ценностей, знаний и технологий»! Чувствуете разницу? Так кому был неугоден этот принцип сосуществования наций на земле? Дореформенная школа формировала в своих питомцах именно взаимное доверие. И учителя литературы как никто другой успешно осуществляли «взаимопроникновение культурных ценностей» разных народов средствами русского языка и литературы. И они хорошо это делали! Мастерски, решительно - и очень осторожно, деликатно, с глубоким уважением к каждой нации и к тому, что их объединяет: к русскому языку. С любовью говоря об учителях конца прошлого века, я с грустью думаю о моих более молодых коллегах. Они – такие же трудолюбивые пчелки… Я имею основание для этого утверждения, потому что мы вместе прошли испытания всех реформ, в которые ввергало нас любимое государство и в Советском Союзе, и в новой России. Чего только от нас не хотели! А мы изучали, «апробировали», « внедряли» и каким-то образом умудрялись при этом учить. Учили - причем, всех! – и наши дети без всяких репетиторов ( откуда у них деньги-то на эту блажь?) сдавали и выпускные, и приемные экзамены, и поступали в ВУЗы, и числились там в лучших. И удивлялись не раз преподаватели этих ВУЗов, мол, что это за Милютка такая, в которой знания и умение их добывать у выпускников оказывались частенько серьезнее, чем во многих городских школах…. И когда обрушили на наши головы очередное испытание в виде ЕГЭ, мы приняли это абсолютно спокойно: изучили, провели пару-тройку семинаров, поделились своими мыслями да начали работать. И что только не делали создатели КИМов к ЕГА, как только не усложняли,- а наши дети выполняют их хорошо - и все тут! И нет у нас «не перешедших порог ЕГЭ по русскому языку», и, хоть ты тресни, поступает село в ВУЗы, учится там хорошо, становится хорошими специалистами! И ни копейки не получает учитель русского языка за то, что два года каждую неделю проводит часовые консультации! И говорит ему школьное начальство, мол, в премию получишь… А поднимите-ка финансовые отчеты: у русистов и математиков премии эти - самые маленькие. Почему? Оказывается, хорошая сдача ЕГЭ – это наша должностная обязанность! Хорошо продумано. И бессовестно. Стыдно смотреть в ведомость. Трудно же придется сельскому учителю русского языка и литературы… . По новым ФГОСам уменьшается количество часов на его предмет. Как быть ребенку, чьи родители не в состоянии помочь ему освоить предмет? Как быть родителям, которые не могут сделать то, что становится бичом образования: нанять репетитора? Репетиторство стимулирует молодого учителя к порочной практике: не работать так, как советские сельские учителя: когда урок наполнялся до секунды. А зачем? Кому надо – репетитора наймет. А остальные? Их же у нас большинство! Вывод один : сельская школа обречена стать церковно-приходской начальной… Нельзя научить ребенка языку и желанию читать, не работая с ним каждый день! А часы все уменьшают, уменьшают… В 10 классе- два урока русского языка в неделю! А было 4… В 11 – один! А было - три… В 5 – было 7 , оставляют 5! Часы забрали на ОБЖ, физкультуру, труды; в 5 -ом классе по ФГОСам забирают один час не обществознание или географию…. Ну так пусть и экзамены по этим стратегически важным предметам сдаются как обязательные! Не может уложиться в моей голове: что, если ребенок будет пусть по пять часов ежедневно изучать предмет с диким названием « Основы безопасности жизнедеятельности», его, по предъявлении аттестата, обойдут террористы, насильники, маньяки? Его пощадит наркомафия, когда он ей поведает об опасности наркосодержащих веществ? А может, все-таки больше поможет ребенку опыт человечества, переданный художественными средствами великой русской литературы? Когда не косным языком программы ОБЖ внушаются мальчику и девочке правила человеческого общежития в условиях жесточайшего духовного кризиса, а вечным Словом Золотого и Серебряного века великой русской литературы…. Когда здоровый психологический климат во взаимоотношениях между детьми создается при их совместном чтении, размышлении, диалоге! В процессе активной совместной деятельности по приобщению к основе человеческой культуре - художественному Слову. Но как это сделать бедному рабу современной образовательной системы – учителю русского языка и литературы?! Вспоминаю совсем недавнее ( по историческим меркам, естественно) прошлое. Л.Н. Толстой - 25-28 часов на изучении! Так мы же за это время каждый листочек великой эпопеи оговаривали, читая постепенно, с интересом, с учительскими комментариями! Я имела время и, следовательно, возможность увлечь каждого ребенка силой гениального Слова! И знали дети текст, и верили Толстому, и учились на ошибках героев! Сейчас -15-16 часов. Ну что я успею?! Это же какой-то эрзац гения… …. Достоевский – было 10 часов, сейчас - 8; Тургенев -12 , сейчас - 9 уроков; Некрасов-12, сейчас - 8 часов; Чехов - 12, сейчас - 4 -5 …. А советская литература, воспитательное значение которой бесценно? Да мы плачем, подходя к этому разделу! Дикий галоп имен, названий, содержания! В головах детей - такая же дикая каша! «Шолохов» – я ненавижу эту тему в 11 классе! Потому что мне стыдно перед учениками за то, что я не успеваю самого элементарного, я просто не успеваю даже ответить на вопросы о моем любимом писателе! Потому что у меня нет времени на главное – чтение текста! И так вся литература, понимаете – вся! Не пощадили даже Пушкина… Вы знаете, какие слова я часто слышу от учителей? Горькие до слез: « Уж лучше бы они вообще убрали литературу из школьной программы. Не было бы так стыдно перед учениками…». Я знаю, что сказал бы мне читающий эти строки министр образования. Он сказал бы, что я не умею работать и не владею «инновационными технологиями»…. Да умею я работать…. И сдают мои ученики ЕГЭ по литературе… Только не любят и не хотят дети читать…. Нет, уважаемые господа, и не может быть «инноваций» в классике! Она сама по себе – вечная инновация! Потому что КЛАССИКА! Читать, читать и ещё раз – читать!- художественные произведения нужно на уроках литературы. Страстно, горячо, а не бегом обсуждать проблемы человечества и силу художественного слова…. Какие «инновации» нужны классике кроме неё самой? Формирование гармонического человека, утверждение высоких принципов человеческих взаимоотношений - процесс, сопряженный с преодолением огромных трудностей! Только текст художественного произведения, его звучание на уроке, совместное восприятие тревожащих общество проблем и чувств героев, сила художественного слова писателя способствуют приобретению разносторонних знаний о человеке, о механизме общения и развития личности и характера! Жалкие копейки не хочет дать школе и учителю государство, чтобы воспитать достойного молодого гражданина, воспитанного на лучших образцах русской литературы, а не на бездарных комиксах. Похоже, выгоднее, чтобы этот гражданин был « дурным и здоровым»….. Так ведь не будет он здоровым физически без здоровья духовного, не станет он русским богатырем, если не сформируется его нравственность! Он будет искать ответы на все тягостные вопросы жизни не на страницах Булгакова, Паустовского, Ахматовой, Маяковского, а на донышке бутылки с паленой водкой, с помощью очередной дозы дешевого синтетического наркотика! И что он там найдет? А то, что уже имеем: бандитскую этику, ненависть - неважно, к кому и к чему! – главное - ненависть! А к кому будет она конкретно - так это, мои дорогие, зависит от того, в чьи лапы попадет несчастное существо, которого собственная жизнь «томит, как ровный путь без цели, как пир на празднике чужом…». И что будут теперь делать мои бедные молодые коллеги с наукой «литература», я и предположить не могу. Экзамен по этому предмету тоже собираются сделать обязательным. И это прекрасно! Но опять - именно словесник впрягается в невыносимое ярмо! «Сдать невозможно не сдать». Куда нам лепить эту запятую?! Да нельзя с таким количеством часов «ни знания, умения, навыки» дать ученику, ни помочь ему определить для себя пресловутые «универсальные учебные действия»! …. Вот эти – то мысли и привели меня к состоянию почти депрессивному… . И не знаю, сколько бы еще изливала я лучшему другу и покорному слушателю - компьютеру - свою душу, измученную креативными идеями не менее креативных чиновников от образования, если бы не вчерашняя встреча Президента с деятелями литературы… Полегчало, знаете ли… От того, что я не одна, а есть мои коллеги, лучшие учителя России, которые говорили президенту один в один то, о чем я пишу уже добрый месяц! Пишу, пытаясь ответить, наконец, и ответить прежде всего себе самой, хоть на один из «проклятых вопросов» не только России, но, как оказалось, и образования российского в том числе! И не хочу я уже знать, кому в образовании «жить хорошо», и кто там и в чем « виноват»…. Я хочу знать только одно: что нам-то, словесникам, делать сейчас?! 9 минут в сутки читает россиянин - это данные, сообщенные Президентом! И как мои сельские бедолаги будут сдавать литературу?! Как я подготовлю их к очередному испытанию, если (цитирую слова В.В. Путина!) «креативные инновационные методики и бумажная лавина» элементарно не позволяет «добраться до текстов литературы». Спасибо Вам, Владимир Владимирович! Вы назвали точную причину происходящего в современном литературном образовании: « Музам служим, а с головой не дружим…». И Вы очень обнадежили меня словами, которые и были главной целью моих размышлений. Словами о том, что представители « креативного класса» виновны в « несуразности школьных программ». Что малое количество отведенного программами учебного времен ведет «к некачественному преподаванию литературы». Что следствием этого является « падение общей культуры, смещение нравственных ориентиров» в обществе. Что « благодаря глубокому изучению русского языка и литературы будет повышаться уровень нравственности». Что «русский язык имеет государственное значение, играет объединяющую роль», является « фактором идеологического влияния России в мире»! Я очень надеюсь, что после таких слов Президента последуют действия, отменяющие принцип «с кистенем по первопутку» в образовательном пространстве России и, прежде всего, в сельских школах. Крепко надеюсь ещё и потому, что впервые за долгие годы я испытала, наконец, совсем недавно чувство гордости за мою Россию! Моя родина смогла, наконец, сказать США своё «Нет» так твердо и решительно, что были спасены тысячи человеческих жизней в Сирии. Когда-то мы не смогли, или не захотели, защитить нашу сестру по крови, страдалицу Сербию. Спасение Сирии вернуло миллионам и миллионам надежду и веру в Россию как оплот справедливости! Так неужели мы не сможем спасти оплот нашей государственности – родную речь и великую русскую литературу? … Нет, не наступает предполагаемый мною конец света. И не наступит. Потому что есть еще - и в нашем районе точно есть! - мои бабушки в беленьких платочках! И пусть они не похожи на тех, что были 20-30 лет назад, и не носят уже они платочков, а ходят в красивых шубках и модных шляпках. Но души их так же чисты, и всё до капельки подобрали они у русских святых старушек в белых платочках, не канонизированных, но святых, потому что прожили они свои жизни «ради братий своих»! И мои коллеги тоже жили и живут ради чужих детей. Ради добра и знаний. Ради всего мира – и ради своего соседа. Ради своей России – и родного хуторка. Ради человечества – и ради каждого его ребенка! Всё до капельки отдали они нашему району. Свою молодость. Свою зрелость. Свои знания. Свою энергию. Только прожив на Земле много лет, ты начинаешь понимать абсолютную материальность каждого из этих слов. Только отдав всё это своей земле и ее людям, ты можешь осознать спокойствие и величие слов А.А. Ахматовой о родной земле: « … и ложимся в нее, и становимся ею, потому и зовем так спокойно – своею!» Да, не горят рукописи. И тем более не горят рукописи собственных судеб, написанные удивительными женщинами. Учителя русского языка и литературы Милютинского района 70-80 лет 20 века – фундамент нашей жизни, на котором держится интеллект и нравственность народа, и, прежде всего, – нового поколения Милютинских учителей. Теплый свет этих лучистых звезд на небосклоне образования нашего района много лет освещает и согревает мою жизнь. Пока есть такие учителя, как героини моих размышлений – бессмертна наша Родина. 25.11.13 Учитель русского языка и литературы МБОУ Милютинская СОШ Ростовской области Л.Л. Козлова